Весенние славянские обряды в честь мертвых  

Весенние славянские обряды в честь мертвых

1. Во многих славянских землях до сих пор сохранились праздники в честь мёртвых. Народ ходит на жальники (могильники) 1 сухеня [марта), в час рассвета, и там приносит жертвы мёртвым. День этот носит название — Навий день и по- свящён Богу Велесу, Навьему Владыке, и Богине Смерти Морене.

2. Седмица перед Именинами Земли носит название — Навья седмица, или Вешние Деды.

Это время, когда поминают мёртвых и радуются победе Вечной Жизни над Смертью (отсюда происходит название праздника — Радуница).

3. Вообще, любой обряд в честь мёртвых имеет своё название — тризна. Тризна по умершим есть, прежде всего, пир, творимый в их честь. Со временем славянскую тризну изменили в поминки, которые совершают в нынешнее время даже несведущие (неверующие) люди.

4. Тризна представляет собой многоступенчатый обряд. Люди приносят на могильники лепёшки, пироги, крашеные (непременно в красный цвет — цвет жизни и возрождения) яйца, медовуху, и поминают мёртвого. При этом обычно женщины и девушки причитают.

5. Причитанием вообще называют плач по покойнику, но не бесчинное нечленораздельное кликушество (род болезненного припадка) и не бессловесный плач — без слёз и часто даже без звука, либо сопровождаемый всхлипыванием и повременными стонами. Нет, это печальная песня потери, лишения, автор которой — сам потерпевший или понёсший утрату.

6. Так, обливаясь горючими слезами об умершем родственнике и будучи не в состоянии затаить в себе душевной боли от разлуки, родственник, а чаще родственница поминаемого — падает на могильник, где скрыт прах, или стоит рядом, ударяя себе в грудь, плачет, выражая нараспев своё чувство в словах, сказанных от всей души, от всего Сердца — глубоко прочувствованных, как правило, несущих на себе глубокий отпечаток народного сказительства.

7. Ниже приведены примеры таких песен-причитаний:

1) Плач дочери по отцу

Со восточной со сторонушки

Подьшалися да ветры буйные

Со громами да со гремучими,

С моленьями да со палючими;

Пала, пала с не бе си звезда

Всё на батюшкину на могилушку...

Расшиби-ка ты,

Громова стрела,

Ещё матушку - да

Мать Сыру-Землю!

Развалисъ-кося, ты, Мать-Зелия,

Что на все четыре стороны!

Скройся-ко, да гробова доска,

Распахнитеся, да белы саваны!

Отвалитеся, да ручки белыя,

От ретива от сердечушка!

Разожмитеся, да уста сахарныя!

Обернись-кося, да мой родимый батюшка,

Перелётным ты да ясным соколом,

Ты слетай-кося да на сине море,



На сине море да Хвалынское,

Ты обмой-ко, родной мой батюшко,

Со белова лица ржавщину;

Прилети-ко ты, мой батюшко,

На свой-то да на высок терем,

Всё под кутное да под окошечко,

Ты послушай-ко, родимый батюшко,

Горе горьких наших песенок...

2) Плач старухи по старику

На кого ты, милый мой, обнадеялся?

И на кого ты оположился?

Оставляешь ты меня, горе-горькую,

Без теплова свово гнёздышка!..


Ни от кого-то мне, горе-горькой,

Нету мне слова ласкова,

Нет то мне слова приветлива.

Нет-то у меня, горе-горькой,

Ни роду-то, ни племени,

Ни поильца мне, ни кормильца...

Остаюсь-то я, горе-горькая,

Старым-то я старёшенька,

Одна да одинёшенька.

Работать мне - изможенья нет.

Нет-то у меня роду-племени;

Не с кем мне думу думати,

Не с кем мне слово молвити:

Нету меня милова ладушки...

8. После причитаний устраивается тризна — поминальный пир с угощением всех собравшихся, после которого родственники поминаемого — как молодые парни, так и зрелые мужи — меряются силами и воинским умением друг с другом, дабы предок их мог порадоваться силе и удали своих потомков, живущих в Яви.

9. Помимо внутрисемейных или внутриродовых, также справляются тризны, в которых принимает участие весь мир (народ), вся община (состоящая из представителей разных родов). Именно такие тризны повсеместно совершаются на Вешних Дедов, Радуницу или Навий Великдень. Пир, воине- кие состязания, а также песни и хвалы — доставляют отраду душам умерших, и они за это внушают живым полезную мысль или дают совет...

Слава Роду!

[2005]


Похоронный обряд

По книге старейшины ССО СРВ[115] В.С. Казакова «Именослов»[116]

Простейший славянский похоронный обряд состоит в следующем:

«Аще кто умряше, творяху трызну надъ нимъ, и посемъ творяху краду велику[1], и възложахутъ и на краду мертвеца сожжаху[2], а по сем собравши кости [3], вложаху въ су дину малу[4] и поставжжу на столпе [5] на путехъ[6], еже творятъ Вятичи и ныне[7]».



[Нестерова летопись, стр. 8.)

[1] Крада — особый костёр, «крадущий» из нашего мира положенные на него предметы, выкладывается в виде прямоугольника, высотой по плечи человека. На одну домовину необходимо брать в десять раз более дров по весу. Дрова должны быть дубовые или берёзовые. Домовина же делается в виде ладьи, лодки и т.д. Причём нос ладьи ставят на закат Солнца. Самым подходящим днём для похорон считается пятница — день Макоши. Покойника одевают во всё белое, закрывают белым покрывалом, кладут в домовину милодары и поминальную еду. Горшок ставят в ногах покойного. Покойник у вятичей должен лежать головой на запад.

[2] Поджигает Краду старейшина, либо жрец, раздевшись по пояс и стоя спиной к Краде. Поджигают её днём, на закате, чтобы покойный «видел» свет и «шёл» вслед за уходящим Солнцем. Внутренность Крады набита легковоспламеняющейся соломой и ветками. После того, как огонь разгорится, читается погребальная молитва[117], например:

...Се сва оне ыде

А тужде отроще одъверзещеши врата ониа.

А вейдеши в онъ — то 6о есе красенъ Ирий,

А тамо Ра-река теще, Якова оделяшещетъ

Свершу одо Яве.

А Ченслобогъученсте дне нашиа

А рещетъ богови ченсла сва.

А быте дне сварзеню

Ниже быте ноще.

А усекнуте ты,

Бо се есе - явски.

А сыи есте во дне божстем,

А в носще никий есъ,

Иножде бог Дид-Дуб-Сноп наш...

/Ср. из «Велесовой книги»[118]:

...А СЕ СВА ОНИЕ ОДЕ А ТУЖДЕ ОТРОЩЕ И со всеми ними иди, и тут же И со всеми ними иди, и тут же отрок

ВО НЪТО БО ЕСЕ КРАСИЕН РАИ СЛАВЬСЕК

отворит (тебе) врата те и войдёшь в них. То есть красен Рай (Ирий) славянский!

ИА ТАМО РА РИЕКА ТЕНЦЕ ИАКОВА ОДЕ- ЛИАЩЕШЕТЬ СВРЬГУ ОДО ИАВЕ ИА ЧЕНСЛОБГ

И там Ра-река течет, коя отделяет Сваргу от Яви. И Числобог

УЦТЕ ДНЕ НАШИИА А РЕЩЕТЬ БЪГОВИ ЧЕНСЛА СВА А БОИТЕ ДНЕ СВРЗЕНИУ

считает/учитывает дни наши, и говорит Богам числа свои. Быть ли дня совершению

НИЖЕ БОТЕ НОЩЕ А ОУСНОУТЕ ТОЙ БО СЕ ЕСЕ ИА ВСК ИАСОИИ ЕСТЕ ВО

или же быть ночи, и погибнуть тем. Ибо есть всякий суть есть (т.е. жив) во

ДНЕ БЖЬСТИЕМ А В НОСЩЕ НИКНИ ЕСЬ ИНОЖДЕ БГ ДИД ДУБ СНОП НАШБ...

дне Божеском, а в ночи никого нет. Лишь Бог — Дед, Дуб, Сноп наш...[119]/

По окончании молитвы все замолкают до тех пор, пока к небу не поднимется огромный столб пламени — знак того, что умерший поднялся ко Сварге.

[3] У Северян, например, принято было кости не собирать, а насыпать сверху малый холм, на котором устраивалась тризна. Возложив сверху оружие и милодары, участники тризны расходились, чтобы набрать в шлемы земли и насыпать уже большой могильный холм.

[4] В глиняный горшок.

[5] В маленькой погребальной избушке «на курьих ножках».

[6] На пути из селения к закату Солнца.

[7] Обычай ставить избушки «на курьих ножках» над могилой сохранился в Калужской области до 30-х годов XX века.

Примечание: Присутствующие на похоронах должны быть в белой похоронной одежде или с белыми похоронными накидками. В знак скорби женщины покрывают голову белым покрывалом.

Слава Роду!

[2005]


Тризна

Злату Сваргу освети, погребальный костёр!

Я в последний раз взгляну на родные поля, Вместе с дымом подымусь, порасправлю крыла;

Над просторами земли - неба синий шатёр...

1. Огнь-пламень ты, яр наш батюшка, Свет-Сварожнч! Дозволи те славу творити — не во злобе, не во гневе, не в суете, не в маяте! Славися-величаися, чествуйся-разгораися! Ярым пламенем, кудрями златыми — ко небу ко самому подымайся! Отвори пути-дороги во Светлы Божски Чертоги! Освети землю, отверзни небо! Гой! Сва! Слава!

УЖ ВЫ ГОЙ ЕСИ ЛЮДИ ДОБРЫЕ ПРИГОТОВЬТЕ ВЫ МЕСТО КРАСНОЕ ДЛЯ ОТХОДА [ИМЯРЕК ПОЧИВШЕГО] К БЕЛЫМ ПРАРОДИТЕЛЯМ ПРИГОТОВЬТЕ И ОБРЯДИТЕ СОРОДИЧА ВАШЕГО [ИМЯРЕК ПОЧИВШЕГО] ДЛЯ ОТХОДА К БЕЛЫМ ПРАРОДИТЕЛЯМ ВО СВЕТЕЛ УДЕЛ ИХ ДА НЕ ТОСКОЙ-КРУЧИНУШКОЙ А СЛАВНОЙ СЛАВУШКОЙ ДА ЯРОЙ СИЛУШКОЙ ПРОВОДИТЕ [ИМЯРЕК ПОЧИВШЕГО] ВО СВЕТ ИРИЯ!

ГОЙ!

2. Огнь-пламень ты, яр наш батюшка, Свет-Сва- рожнч! Славы те речем, требы те кладём, поклоны тебе бьём! Буди, Светлый, ко ны милостив! Пребуди ярен, пребуди славен — славен да трисла- вен! Гой! Сва! Слава!

СЕ КРАДА БОЖЬЯ СИЛА СВАРОЖЬЯ ДРОВЯНЫ ПАЛАТЫ ДА ОГНЕННЫ ВРАТЫ НЕЗРИМЫ СТУПЕНИ ДА ИРИЙСКО ПЕНЬЕ ОТ НАШИХ ПОРОГОВ ДО БОЖЬИХ ЧЕРТОГОВ А СТА БОГОХОЖЕ СВАРТЕ ПРИГОЖЕ ВСЕМ БОГАМ РОДНЫМ ДА ПРЕДКАМ СВЯТЫМ!

ГОЙ!

3. Огнь-пламень ты, яр наш батюшка, Свет-Сва- рожич! Боже Огнекудрый, Пресветлый, Премудрый! Жертвы Ядущий, со небес Грядущий! Преле- пый, Преблагой, Боже наш Честной! Угли распали, пламя разгори — Краду всполыми, славу вознеси! Гой! Сва! Слава!

ОГНИВО ЯРИВО ГОТОВО СТАВИМО СВЕТОВО СВЕТИВО ГОТОВО ДЕТИВО ЗДРАВИМО ПРАВИМО БОГОВО СЛАВИМО ОГНИВО ЯРИВО БЛАГОМО ДАРИМО!

ГОЙ!

4. Уж ты гой еси, ты Свято Крадо! Чисто Лоно, Честны Врата! Вы откройтеся, вы отверзнитесь — во Закрадень-Свет стези ладити! Стези ладити — в Ино грядити! Огнем рядити — силой спрядити! Чистым - во Чисто! Светлым — во Светло! Гой! Сва! Слава!

ДИДЕВО КРАДИВО СВЕТИМО СВЯТИМО ПРИДЕМО СТАВИМО БЛАГОМО ДАРИМО СТАНИ-ВОССТАНИМО БОГОВО СЛАВИМО СНИДЕМО СПРЯДЕМО ЯРО ВОЗЪЯРИМО!

ГОЙ!

5. Яри же, Огнь, сила Богова! Пали Краду чест- ну — восстань во Свету! Гой! Сва! Слава!

КОЛОВО ЯРИВО СВЕТОМО ЗАРИМО МАРОМО БОРИМО БЛАГОМО ДАРИМО КРАДОМО ПАЛИМО БОГОВО СЛАВИМО БУДИМО С НАМИБО В РОДУ ВОССТАНИМО!

ГОЙ!

6. Уж ты гой еси, ты Свято Крадо! Дивьей Ло- дией — вознесися! С земи в Ирий ты — подымися! Белым светом ты — яко морюшком, быстрым ветром ты — яко пёрышком! Возгори — восстань, вознеси — возгрянь! Гой! Сва! Слава!

ИРИЙ-ЗАКРАДЕНЬ БЛАГОСТЕЙ КЛАДЕНЬ СВЯТО КРАДО! РАДОСТЕЙ РАДИ РАТЬЮ ВОЗГРЯДИ

СВЯТО КРАДО! НЕ УМРЕ В РОТЕ ВОССТАВИ В РОДЕ

СВЯТО КРАДО! НЕ УМРЕ В РЯДЕ ВОССТАВИ В ЛАДЕ СВЯТО КРАДО! ОГНЕМ ОХВАТИ СИЛОЙ ОПРЯДИ СВЯТО КРАДО! К НЕБУ ВОЗНЕСИ К ЖИЗНИ ВОСКРЕСИ СВЯТО КРАДО! СВАРГЕ ПРИБЫТИ ЯРО ЯРИТИ СВЯТО КРАДО! РОДУ РОДИТИ ПРАВИ ВЕРШИТИ! СВЯТО КРАДО! ГОЙ!

7. Возгремим же, други, мечами, возъяримся Ярью Огненной, сомкнёмся плечами — коло-обе- рег! Отыди, Мара! Восславися, Жива!

Зрите, сородичи: Ветры Буйные - внуци Стрибожъи реют во небе! Слава! Лодъя Дивия над земью летит, птицы Ирийски ей путь указуют! Слава! Глядят очи предков в Сердца наши! Слава! Зрит род небесный потомков своих! Слава! Род небесный и род земной - един Род! Слава!

8. Возрадуйтесь, Деды да Прадеды, Щуры да Пращуры рода: ЖИВА РУСЬ! И быть по сему — вовек! Земле Светорусской — слава! Богам Родным и предкам святым — слава! Всему народу русскому — слава!

Слава Роду!

[2002]


Тризны творение

Уж вы гой ecu, вы люди добрые!

Приготовьте вы место красное

Для отхода [имярек почившего]

К Белъш Прародителям!

Приготовьте и обрядите

Сородича вашего [имярек почившего]

Для отхода к Белъш Прародителям

Во светел удел Их!

Не тоской-кручинушкой,

А славной славушкой

Да ярой силушкой

Проводите [имярек почившего]

Во Свет Ирия!

Да взойдёт честной [имярек почившего]

С красного места во Свет Ирия,

К Белъш Прародителям! Гой!

Тризну творити — волхвам по-за мрое[120] ходити, воинам-ратаям — силу ярити, а всем родовичам честным — предков славити. Творят тризны:

1) Волховскую — волхва почившего провожая;

2) Ратайскую — воина павшего прославляя;

3) Родовую (общую) — сородича честного поминая.

Творят тризны:

1) На Краду тело почившего возлагая;

2) На девятины (девятый день по смерти) покойного поминая;

3) Сороковины (сорок дней) по покойному справляя;

4) Год по смерти его отмечая.

Предавая плоть бренную огню, а прах оставшийся земле, чают возрождение души сородича во роду небесном. О сём же рекут:

Восславися во роду небесном! Гой!

Либо:

Блажен будь на Лугах Велесовых! Гой!

Либо:

Славен будь во Полку Перуновом! Гой!

Либо:

Блажен будь во Свете Ирийском! Гой!

Предки наши во времена их творили тризны тако:

A3) Тело почившего воскладали на особливо приготовленную Ладью Велесову, а оную ставили на Краду великую. Во Ладью же, окромя тела, клали дары да вещи почившего, по сословной принадлежности его.

БОГОВ) Волхвы зажигали Краду, рекли славы Родным Богам и предкам, просили милости Божеской ко душе почившего.

ВЕДАЮ) Прах, оставшийся от преданного огню тела, предавали земле либо воде. Исполняя волю почившего, прах могли развеять над землёй либо над водой на все четыре ветра. На месте сожжения тела либо захоронения праха насыпали поминальный курган — Красную горку.

ГЛАГОЛЮ) Почившего воина чтили обрядовыми ратаниями, бряцанием оружия о щиты да всевозможными дружинными почестями.

ДОБРО) После обрядовых ратаний устраивали поминальный пир.

В наше время, когда сжигание тела производится в крематории, из сего обрядива вершат лишь то, что возможно, и так, как это уместно ныне.

А на девять да на сорок дней творят тризны тако:

A3) На месте, особливо для сего действа подготовленном, складывают малую Краду. Поверх неё заранее расстилают рушник без обережной вышивки, на который ставят деревянную утицу с поминальными дарами (некоторые из них могут быть положены в отдельные деревянные сосуды), среди коих уместны:

а) кутья;

б) хлеб, пироги;

в) жертвенное пиво;

г) злато-серебро (мелкие монеты);

д) зерно, коим, как правило, обсыпают всю Краду; и т.д.

БОГОВ) Жрец, проводящий обряд, приглашает родных и близких почившего встать коло Крады. Затем — речёт обережные словеса на собравшихся, дабы Явь с Навью не смешивались, но по Уделам их разнились.

ВЕДАЮ) Запаляя Краду, жрец речёт словеса на огонь, како в «Уряднике Малом»[121] нашем писано.

ГЛАГОЛЮ) Когда огонь возожжён, жрец речёт прославление Роду:

Славлю Единого Рода Всебога,

Всесущего Вседержителя Неизреченного,

Яви и Нави Создателя,

Прави Вышней Держателя,

Плоти, крови и жизни всей Творца и Хранителя,

Что в Белобоге оберегает, В Чернобоге в прах сокрушает,

Дабы вновь во срок свой из праха вознестъ!

И далее:

Славлю Единого Рода Всебога,

Всесущего Вседержителя Неизреченного,

Собою из Себя Всемиръе явившего,

Всё сущее в Яви и Нави породившего,

Правъю Вышней Тремиръе скрепившего,

Предка предков наших,

От Коего верви родов земных ведём,

С Коим во роду небесном

По смерти воссоединение чаем,

Кто Духом Своим живит,

Кто Силой Своей крепит,

Зовом памяти Родовой направляет –

Ему, Всебогу Всесущему, Всеединому,

Стезю Прави налл даровавгиему –

Слава вовек!

Затем — просит у Велеса оберега от Навьих духов:

Велесе Боже,

Сам тьмы преможе!

Ставь коло ны

Высоки тыны,

Чтоб кощны рати

Не могли яти

Во людях живу,

А в родах силу! Гой!

Затем — обращается к Володетелю Чертогов Навьих:

Ходай, Чернобоже, коло окруте,

Подай, Чрнобоже, Иновой сути,

Отведи, Грозне, Инову сречу,

Умертви, Строже, тягости с плечей,

А ста, Великий, в оберег ночи,

А даждъ во мраце прозрящи очи! Гой!

И далее:

Смерть не страшна, страгино отчаянье;

Не кары прошу, но урока,

Не препятствия, но преодоления,

Не погибели, но Перехода! Гой!

Затем — обращается к Навьей Владычице:

Мара-Мати,

Ину стати,

Ину быти,

Сечи нити,

Хлади в ночи,

Гляди в очи,

Води Наве,

Мрети Маре!

Гой, Черна Мати! Гой-Ма!

И затем — вновь к Кощному Владыке:

Коще ходи -

Ино води,

Коще гляди –

Мары ради,

Коще Грозне –

В Яви розне,

Кощеяти –

Нави стати! Гой!

И далее:

Родимся на смерть,

Умираем на жизнь –

Так было, так есть и так будет!

От века до века! От Кола до Кала! Гой!

ДОБРО) Затем жрец речёт словеса на Краду:

Вспыхни пламенем,

Крады перекрест!

Хмари тёмные

Разгони окрест!

От Сырой Зеллли

К Небу воздыми

Огненны крыла,

Огне боже! Сва[122]! Слава! Гой!

И далее:

Огонь-пламень,

Яр наш Батюшка,

Свет-Сварожич!

Боже Огнекудрый,

Пресветлый, Премудрый,

Прелепый, Преблагой,

Боже наш честной!

Пламя разгори,

Краду всполъши,

Пламя вознеси

До Богов Родных,

До предков святых,

До рода небесна,

До Ирия честна! Гой ecu Сва! Слава!

И далее:

Уж ты Сва ecu, ты свято Крадо,

Чисто Лоно, честны Врата!

Вы откройтеся, вы отверзнитесь

Во Закраденъ-Свет стези ладити,


Огнем рядити, силои спрядити,

Чистым - во чисто,

Светлым - во светло! Гой ecu Сва! Слава!

И далее:

Уж ты Сва ecu, ты свято Крадо,

Огня-пламеня светозаренъе!

Дивъей Лодией вознесися ты,

С земи в Ирий-Свет поднимися ты,

Белым светом ты, яко морюгиком,

Буйным ветром ты, яко перышком,

Возгори-восстань, вознеси-возгрянъ! Гой ecu Сва! Слава!

Затем — обращается к Желе:

Мати Желя, Богиня скорби!

Сойди до ны днесе,

Слёз Своих не жалей,

Дождями пролей,

Поплачь-порыдай,

Покой телу дай! Гой-Ма!

ЕСТЬ) Затем жрец речёт словеса, обращаясь к Огню Сварожичу и/или к Земле-Матушке, смотря по тому, как было упокоено тело (сожиганне в огне или упокоение тела/праха в земле):

Предано тело почившего [имярек] Огню Сварожичу.

Да вознесёт Он душу его споро во Свет Ирийский,

Во род небесный, ко святым предкам нашим! Гой!

Либо:

Предано тело/прах почившего [имярек] Зеллле-Матушке.

Да будет Мать Сыра-Зеллля постелью вечной

телу бренному, Да упокоится тело/прах почившего [имярек]

во Зелгле Сырой, Яко дитя на руках матери спит! Гой-Ма!

Затем жрец просит Велеса быть проводником души почившего во Ино:

Велесе по-за мрое ходяше,

Навии по Кромъе водяше,

Велии луга охраняше,

Во Ино ны проводяше,

Будь проводником для [имярек почившего]!

Веди душу его по Калинову мосту

Да за реку ту Смородину,

Суди его судом праведнъш

И не предай безвинно Кощному Богу -

Во Марину тьму кромешную,

А путь во Свет Ирийский укажи! Гой!

Либо:

Гой ты Велесе, Судия Вещий, во Нави сущий!

Води душу почившего [имярек] на Луги Твоя –

Во Свет Ирийский, Во род небесный,

Бо жива Собь ея, Коя от Рода несмертна Суть! Гой!

Затем, обращаясь к стоящим коло сородичам почившего, жрец, воздев руки горе, речёт:

Зрите, сородичи:

Ветры буйные - внуци Стрибожии реют во небе! Слава!

Ладья Дивия над Зелиёю летит,

Птицы Ирийски ей путь указуют! Слава!

Зрят очи предков святых Пламень Сердец наших! Слава!

Зрит род небесный - Родные Боги и предки наши –

Честных потомков своих! Слава! Слава! Слава!

И далее:

Коло - оберег! Отыди, Мара!

Восславися, Жива! Гой-Ма!

И далее — прославление Рода:

Роду Всебогу Вседержителю Всесущему - слава!

Роду небесному и предкам святым - слава!

Роду Земному и всем сородичам честным, по Прави живущим - слава!

И в заключение:

Дедам и прадедам,

Щурам и Пращурам рода,

Старшим во роду нашем,

Во Свет Ирийский ушедшим —

Светлая память! Гой!

ЖИЗНЬ) А егда сородичи возжелают помянуть почившего сами, то Сердцем к оному обрятясь, рекут тако:

Светлой памяти Внука Даждьбожьего [имярек почившего]!

С миром ecu упокойся прахом,

С родом небесным сречайся Духом,

Бело у белися во Свете Ирийском,

В Круге Велесовом[123] от стара к нову

Стезёю предков славных идя! Во славу Рода! Гой!

Либо - рекут, поминая тако всех предков своих:

Помяни, Велесе, на Лугах Своих

Всех предков моих, честных родичей,

От стара до млада, всякого поколения.

Проводи их, Велесе, во Свет Ирийский

Да сотвори им вечную память! Гой!

Поминать предков хорошо на Вешних и Осенних Дедов, а тако же в другие Святодни, когда сие уместно (подробнее о сём — см., например, наше «Коло года»[124]). В частных же радениях поминать их можно в любой день — по велению Сердца.

Слава Роду!

[2005]


Слово на тризну

1. Дух Рода простёрт повсюду — Бессмертный, Неувядающий, Неранимый. Из Него выходят души наши и к Нему возвращаются, когда истекает их срок [пребывания в Яви].

2. Явление и Растворение — Жизнь и Смерть, за которыми следует Возрождение. Познавший Явь и Навь — обретает мудрость Вещего, превзошедший их в Сердце своём — облекается Правью.

3. Золотым Огнём блещет Даждьбога лик. Златые крыла расперил на Краде сын Сварога — Сва- рожич Огонь.

4. Белый Путь отворён! Зрите, сородичи: несёт Огнебог душу почившего внука Даждьбожьего [имярек] ко Вратам Чертога Солнцеликого брата Своего!

5. А за синим небом, где властвует Трисветлое Солнце, блещет Светом Немеркнущим Сварга Златая — Удел Богов Родных наших во Славе и Крепости Вышней!

6. Вихрь неостановимый, бессмертный увлекает душу почившего внука Даждьбожьего [имярек] в Обители Ирийские, на сречу с родом небесным и предками славными!

7. Там, на лугах Закрадных, в Чертогах Велесовых[125] узрит он тех, кто ушли до него, чьей силой род наш живёт, чью Память Кровь наша хранит.

8. О, Огнебоже, вестник Вышнего! Боже дивный, вехи Пути ведающий! Веди почившего внука Даждьбожьего [имярек] от тьмы к Свету, стезёю отцов и праотцев, дедов и прадедов, Щуров и Пращуров рода нашего!

9. Сожги, спали, Огнебоже Светозарный, Семи- пламенный, всё нечистое, отврати от нас всякую Кривду и веди нас стезёю Правды — от Кола до Кола, отныне — вовек! Слава Тебе! Гой!

Слава Роду!

[2006]


[1] Духовное начало человека, наше истинное Я. — Здесь и далее прим. влх. Велеслава.

[2] По поверьям, некоторые из числа умерших «не своей» смертью могут выходить ночью из могил и вредить жи­вым, ходя по земле до первых петухов. Такие «неспокой­ные» покойники обречены пребывать на Кромке меж Явью и Навью до тех пор, пока не иссякнут отмеренные им жиз­ненные силы, которые они не успели истратить при жиз­ни. По поверьям, Мать Сыра-Земля не принимает залож- пых покойников семь лет, в течение которых они зачас­тую становятся упырями, пьющими кровь живых людей. Также заложные покойники могут быть ответственны за пепогоду: утопленник может вызвать засуху (для её пре­дотвращения деревенские вдовы по ночам поливают его могилу водой), удавленник — нагнать разрушительные вет­ряные вихри и т.д.

[3] Например, за оградой кладбища.

[4] Например, листьями от березового веника. Так, в Ярос­лавской губернии бытует выражение: «пора на веники», что значит: «пора умирать».

[5] Зеркало, по поверьям, само по себе является своего рода «окном» в Навь, заглядывая в которое, гадают на Зимние Святки, ворожат и т.д.

[6] «Покойницкий» веник, то есть тот, которым мели пол сразу после выноса покойника, обычно выбрасывают вме­сте с мусором подальше от дома или бросают в воду, сжи­гают и т.п. Иногда, впрочем, его сохраняют — как оберег от злых чар.

[7] Считается, что «отпевая» покойника в христианской цер­кви, родственники почившего тем самым отдают его душу в посмертное рабство иудейскому племенному богу, делая её изгоем в своём роду. Конечно, праведным и сильным душам иудео-христианские обряды не могут принести сколько-нибудь ощутимого вреда, но для неокрепших душ такое «отпевание» будет равносильно проклятию и отчуж­дению от рода небесного и помощи предков на неопреде­лённый срок. В таком случае родственникам следует об­ратиться за помощью к сведущим в сём деле волхвам, по­молиться за усопшего Родным Богам и совершить тризну в его честь.

[8] От древнерус. крес — 'огонь .

[9] Ещё говорят, что души живых существ рождаются из искр, вылетающих из Сварожьей Кузни.

[10] Иными словами, душа человека может пребывать в лю­бом из узлов яри (кругов яри, криниц силы), среди коих выделяют семь основных: зарод, живот, ярло, сердце, гор­ло, чело и родник-колород.

[11] Бессмертный Дух (Собь) — неизменен в Себе, как и Сам Род

[12] В Родноверии крещением, или кресением, называется об­ряд посвящения кресом-огнём

[13] Загробного

[14] Славяне издревле исповедовались Солнцу, Месяцу, звёз­дам, Матери Сырой Земле, Государыне Воде, дереву, кам­ню, духам предков и т.д.

[15] Построили

[16] Жилище

[17] В отличие от христианских крестов, родноверческий крест — равносторонний. Это древнейший символ огня и Солнца, известный практически по всему миру задолго до появления христианства.

[18] В эпоху двоеверия в той же Владимирской губернии су­ществовал обряд прощания с Землёй перед исповедью. Отправляясь на исповедь, старушка предварительно «про­щалась» с домашними, причём кланялась каждому члену семейства и говорила: «Простите меня, Христа ради!». После этого шла за ворота на улицу и крестилась, обер­нувшись к часовенке; потом творила поклоны на четыре стороны, прося прощения у «хрещёного люда». Во второй раз женщина творила поклоны на четыре стороны, но уже «свету вольному», причем произносила: «Уж ты, красно- ясно Свет-Солнышко, / Уж ты, млад-светел государь Ме­сяц, / Вы часты звёзды подвосточныя, / Зори утренни, ночи тёмныя, / Дробен дождичек, ветра буйные, / Вы простите меня, грешную, / Вдову горюшную, неразумную...». В по­каянном стихе, записанном там же, просят прощения у Сол­нца красного, Месяца ясного, звёзд частых, тёмной ночень­ки, буйных ветров, бури, тёмных лесов, «скатчатых» гор, вольных рек, Сырой Матушки-Земли, душ предков и др.

[19] Её образ напрямую связан с образами Богини Смерти Мары и Великой Матери Макоши.

[20] Праздник Вешних Дедов, или Дедова Среча, отмечае­мая в течении семи дней, в состав которой входит Навий Великдень, называется также Навьей седмицей. Второй На- вьей седмицей в году называется праздник Осенних Де­дов, или Дедовы Проводы.

[21] Тем не менее, в Родноверии различают Тёмную Навь (Пек­ло) — обитель неупокоенных, неправедных душ, и Светлую Навь (Ирий Небесный) — обитель святых душ предков.

[22] Волколаки, волкодлаки — волки-оборотни.

[23] «Старых» предков обычно так и называли «предками», а новых — «родителями».

[24] А также всех предков во роду небесном, включая Самих Родных Богов, Предков предков наших, Старших во роду нашем.

[25] 26 листопада/октября.

9 [26] 1 груденя/ноября.

[27] 8 груденя/ноября.

[28] Совершаемое о сию пору «кормление» Мороза поминальной сгравой — кутьёй — также связано с почитанием предков.

[29] Ряженые в обличьях выходцев из Нави (в образе Навьих Дедов) и личинах животных обходят дома, поют пожелания блага на грядущий год и получают за это отдарки в виде угощений с праздничного стола, а также кутьи (ибо считалось, что в личинах колядующих к живущим в Яви людям приходят души их предков).

[30] Хотя, как известно из Евангелий, Иисус был «крещён» в реке Иордан иудейским пророком Иоанном Крестителем далеко не в младенческом возрасте. (Древнерусское слово «крес» означает «огонь», поэтому крещением первоначально называлось посвящение огнём. С водою же были связаны различные очистительные обряды, которые назывались иначе.)

[31] В эпоху двоеверия большинство черт Велеса было пере­несено на образ самого почитаемого на Руси святого — Николая Угодника. Скотьи же функции Велеса «принял» на себя святой Власий.

[32] Так, например, в селениях Нижегородской губернии бы­товало поверье, что на Агафью ходит по сёлам Коровья ('мерть в виде старой женщины с руками, как грабли, и морит скот.

[33] 15.И. Даль пишет следующее: «Жукола, жуколка — чёр­ная корова. На свят. Вукола (6 февр.) телятся жуколы». 11,ит. по изд.: Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. 3-е, исправленное и значительно дополненное издание под редакцией проф. И.А. Бодуэна до Куртенэ. Т. 1. — С-Пб., Москва: изд. товарищества М.О. Вольф, 1903, стр. 1366

[34] Обычно празднуется, когда Солнце «на воробьиный скок» переходит за точку Равноденствия. Многие родноверы праз­днуют о сию пору Новолетие — Новый Год, рождающийся на Коляду, но приходящий в Явь лишь на весеннее Равно­денствие, когда оканчивается зима и расцветает Земля.

[35] аждый из дней Масленичной седмицы имел в народе | моё название: Встреча, Заигрыш, Лакомка, Разгул (Коро- ш.г, или Велесово, Свято), Тёщины Вечёрки, Золовкины 11ошделки и Прощёное Свято. Начиная с четвёртого дня (Разгула) — Масленица называлась «широкой»

[36] Осиовной обрядной стравой на Масленицу издревле по­читались блины, своей формой напоминающие Солнце. Первый испечённый блин обычно не ели сами, но клали па слуховое оконце в избе, посвящая его душам предков.

[37] Согласно другим представлениям, Медведь выходит из берлоги лишь на Василия Парийского (12 цветеня/апреля), когда «Василий Земле пару поддаёт» и «Земля запарится, как в бане».

[38] Согласно Евангелиям, в этот день Деве Марии явился «ангел» и сообщил о том, что вскоре ей предстоит стать матерью «Спасителя»

[39] Само название «Пасха» происходит от наименования иудейского праздника «Песах» (иврит, «минование»), празднуе­мого в честь вероломного бегства иудеев из Египта. «Право­славные» (само это слово христиане-последователи восточ- I к >го церковного обряда заимствовали у наших предков-род- иоверов) христиане праздновали на Пасху «воскресение» 11исуса из мёртвых, описанное в Евангелиях. Обычай кра­сить яйца (из Яйца Всебога Рода было рождено Тремирье), печь куличи (фаллоподобные хлеба, символизирующие ( ) плод отворяющее Начало Рода и Вечное Возрождение) и даже сама идея «воскресающего» весною Бога — всё это было нпимствовано христианами у наших предков-родноверов и пг имеет никакого отношения к иудейской (библейской) традиции. 19 июня 325 г. Первый Вселенский Собор в Ни­кое определил время празднования Пасхи для всех христи­ан после весеннего Равноденствия и следовавшего за ним первого полнолуния, в пределах между 22 марта (4 апреля по новому стилю) и 25 апреля (8 мая по новому стилю).

[40] В память о «страстях» — истязаниях Иисуса перед распя­тием, описанных в Евангелиях.

[41] Название праздника происходит от слова «радость» — радость от встречи с душами предков и радость о Вечном Возрождении и Бессмертии Духа.

10 [42] На Радуницу (Родоницу — от слова «род») родноверы справляют тризны по предкам — своим ушедшим сороди­чам, прославляя тако преемственность рода. Воины бьют­ся друг с другом обрядным боем на возвышенных местах — «боряхуся по мертвецы», дабы предки радовались их уда­ли и силе.

[43] Обычно чучелко Костромы плетут из травы и украша­ют цветами.

[44] «Православные» христиане отмечали Вознесение через сорок дней после Пасхи, не позднее 3 июня. По христиан­ским суевериям, на сороковой день после смерти на крес­те «воскресший» из мёртвых Иисус вместе с учениками от правился на гору Елеонскую и оттуда «вознёсся» на Не­беса. Вознесение почиталось в народе праздником Мёрт­вых, поэтому в этот день в деревнях пекли и раздавали «Божьи онучи» — блины овальной формы, ибо полагали, что именно в подобных онучах «вознёсся» Иисус.

[45] Другое название — Ярило Сильный.

[46] «Православные» христиане отмечали Троицу в воскре­сенье через пятьдесят дней после Пасхи, а Духов день — в понедельник. Празднование совершалось в честь «соше­ствия Святого Духа на апостолов», описанного в Евангели­ях, которое осмыслялось христианами как проявление Божественной сущности Святой Троицы: «Бога Отца», «Бога Сына» (Иисуса Христа) и «Бога Святого Духа».

[47] Суббота перед Троицей называлась Троицкими Деда­ми; помимо почитания предков вообще, в этот день един­ственный раз в году можно было поминать умерших «не своей» смертью, особенно самоубийц.

[48] Обычно празднуется, когда Солнце «на птичий нос» пе­реходит за точку Солнцеворота.

[49] Согласно Евангелиям, Иоанн Креститель (чьё имя про­исходит от иудейск. «Иоханан» — «Иегова помиловал», или «Иегова благословил») был суровым аскетом, поэтому его имя вряд ли подходит для названия такого жизнеутверж­дающего и любвеобильного славянского праздника, как Ку­пала. (У славян было имя Иван — с ударением на первый слог — от названия дерева ивы.)

[50] Купальский костёр, через который прыгают пары, назы­вается Купальцем и отличается от священного Огня на Ка­пище, предназначенного для принесения треб Родным Бо­гам, прыгать через который — считается хулой на Богов.

[51] Малая Пречистая — народное название Рождества Бого­родицы. Большая Пречистая — Успение Богородицы.

[52] Обычно празднуется, когда Солнце «на гусиный шаг» переходит за точку Равноденствия

[53] В знак этого на Капище сжигают соломенную птицу, «про­вожая» её вместе со Светлыми Богами и душами предков в Ирий.

[54] Обычно празднуется, когда Солнце «на заячью лапку» переходит за точку Солцеворота

[55] Так как об исторической дате рождения Иисуса Христа ничего не известно, христиане приурочили её к зимнему Солнцевороту — дню рождения Солнца, отмечаемому все­ми язычниками. В первые века христианства Рождество Христово отмечалось одновременно с Крещением и Бого­явлением, и только в IV в. эти праздники разделились двух­недельным промежутком.

[56] Пасхе предшествовала так называемая Страстная неде­ля, также связанная с почитанием предков. Поминовения усопших на Страстной неделе были наиболее популярны у южных славян. Болгары, например, считали, что в Вербное воскресенье или на Страстной неделе раскрывается Небо, и предки возвращаются на землю, где остаются до Троицы. Поэтому на Страстной неделе у болгар и сербов принято было посещать кладбище и поминать покойников.

[57] В Родноверии принято красить яйца (непременн


vhattarsh-lo-heharhocho-desharhoj-muha-khetta-hozhushceran-ojla-guchu-a-jokkhush.html
vhod-lic-privlekaemih-k-provedeniyu-ege-i-uchastnikov-ege-v-ppe.html
    PR.RU™