Вершина на пути к новым вершинам.  

Вершина на пути к новым вершинам.

О. МОРОЗ. Что ж, пора, кажется, подводить итоги...

А. БОКЕРИЯ. Каков же итог? Сегодня в странах с та­ким населением, как у нас, нужно каждый год делать при­мерно 150 —180 тысяч опера­ции на сердце. Сейчас нет та­кого заболевания сердца, для которого нельзя было бы пред­ложить операцию. Врожденные пороки, приобретенные пороки, коронарная болезнь… Наконец достижения самого последнего времени — операции на проводящей си­стеме сердца. Но бывает, что сердце не подлежит ремонту. В таком случае предлагается его пересадка.

Однако имплантация искусственного сердца — вершина того, что делается сейчас в сердечной хирургии. Я думаю, то, что сделали американские хирурги, - большое достижение.

Состояние проблемы искусственного сердца — это показатель уровня развития техно­логии, химии, физики, электроники, гидравлики... Без сомнения, за этой первой опе­рацией последуют другие. Я думаю, что вживление полно­стью автономного, длительно работающего искусственного сердца состоится уже в нашем столетии.

А. РУСОВ. Я по профессии химик-полимерщик и могу представить себе более или ме­нее реальный масштаб работ, связанных с решением подоб­ной проблемы. 30 тысяч долла­ров за искусственное сердце — это очень недорого, ведь на­до учесть такое обстоятельст­во: какую бы отрасль мы ни взяли, она в той или иной ме­ре окажется причастной к проб­леме искусственного сердца.
Поэтому, чтобы проблема была решена как следует, вся нау­ка, техника, система органи­зации и взаимодействия раз­личных ведомств должны до­стичь соответствующего уров­ня.

В. ШУМАКОВ. Научная ценность этого эксперимента несомненна. Еще никто не опро­бовал искусственное сердце в человеческом организме столь длительное время. По­лученные сведения безусловно послужат дальнейшему про­грессу в этой области. А про­гресс тут происходит весьма стремительно. Каждая новая модель искусственного сердца, в общем-то, лучше предыдущей. Это позволяет надеяться, что радикальное решение проблемы не за горами.

В. ЩЕРБАКОВ. Нельзя, ко­нечно, отрицать, что искусственное сердце — большое достижение. Мы получаем воз­можность имитировать святая святых человеческого организ­ма. Но что дальше? Присмот­римся к человеку, лежащему ныне в клинике и ощущающему биение механического сердца в своей груди. Как бы он себя ни чувствовал после столь необычной операции, никакие доводы не смогут за­ставить меня признать его здоровым. Точный ответ: он не болен и не здоров. Он не тот человек, каким был раньше.



Л. ЖУХОВИЦКИЙ. Нам нужно просто привыкнуть к тому, что искусственное сердце в принципе ничем не отли­чается от искусственной ноги.

М. ЧЕРНОЛУССКИЙ. Для вас искусственное сердце просто протез, а для меня нет. Также как живое сердце не просто насос.

Л. ЖУХОВИЦКИЙ. Совершенно ясно: искусственное сердце — протез, не более того.

В. ПЕКЕЛИС. Знаете ли вы, сколько сейчас существует искусственных органов? Хотите услышать? Я специально принес с собой выписку из картотеки, которую я давно составляю. Читаю: искусственные суставы, искусственное бедро, искусственная мышца, протезы пищевода, трахеи, искусствен­ные кровеносные сосуды, искусственная поджелудочная железа, искусственные клапаны сердца, электрический стимулятор сердечной деятельности, синтетическая кожа, протез руки с электрическим приводом, искусственная почка, ис­кусственная роговица, хрусталик, действующая модель зри­тельного протеза, электронное ухо, искусственная кровь, ис­кусственные легкие, искусст­венное сердце... Самое пора­зительное: построена действу­ющая модель искусственной памяти...

У Лема есть рассказ «Существуете ли вы, мистер Джонс?», где говорится очеловеке, у ко­торого все органы искусственные. Фирма отказывается платить ему пенсию: «Вы — это не вы!».

В. ЩЕРБАКОВ.Лем не был тут первым...

О. МОРОЗ. Все-таки, мне кажется, то, что мы услышали сегодня, дает повод для неко­торых сомнений. Сомнений в том, что этот эксперимент заслуживает безоговорочного восторга. Возможно, что он осуществлен несколько преж­девременно.

М. ЧЕРНОЛУССКИЙ. Но ведь благодаря ему человек живет уже три месяца. Вы считаете, лучше было бы, если бы он умер «естествен­ной» смертью тогда, в начале декабря?

О. МОРОЗ. Я бы не хотел, чтобы вопрос рассматривался в такой плоскости... В конце концов, на земле каждый день умирают десятки тысяч людей. Одних только детей, вы сами назвали эту цифру — около сорока тысяч. В каком-то смысле Б. Кларку повез­ло, что он попал к вра­чам, которые приготовились опробовать на человеке искус­ственное сердце... Но раз уж он попал к ним, на первый план должна была выступить именно забота о его здоровье, о максимальном продлении жизни, а не испытание меха­нического сердца.



В. ПЕКЕЛИС.Почему вы думаете, что это не так?

О. МОРОЗ. Мы ведь слыша­ли: выбран самый лучший вариант операции, аппарат конструктора Джарвика при самых благоприятных обстоятельст­вах может проработать лишь несколько месяцев…

М. ЧЕРНОЛУССКИЙ. Что ж несколько месяцев — это тоже
жизнь.

О. МОРОЗ. Да, но ведь речь могла идти о нескольких годах, если бы после искусственного сердца было пересажено до­норское. Мы это тоже слыша­ли. Правда, полученные науч­ные данные, касающиеся искусственного сердца, были бы при этом, наверное, более ограниченны – ведь это сердце работало бы меньший срок, зато в более полной мере были бы соблюдены интересы больного.

Л. ЖУХОВИЦКИЙ. Мне ка­жется, в вашей аргументации содержится некоторая доза ли­цемерия. В мире происходит множество событий, благодаря которым создается впечатле­ние, что человеческая жизнь ничего не стоит. А мы щепетильно доискиваемся, все или не все сделано для спасения одного человека, сердце которого отработало отпущенный ему природой срок.

О. МОРОЗ. Я думаю, одно не противоречит другому. Наше нравственное сознание так устроено, что оно стоит на страже жизни и миллионов людей, и одного человека.

В заключение я хотел бы сказать следующее. Я привел в нашей беседе, главным обра­зом ради обострения ее, некоторые чисто логические аргу­менты, основанные на инфор­мации, полученной от специалистов. Но ведь эта информация тоже может оказаться неточной или неполной. Если человек с искусственным серд­цем проживет какой-то более или менее длительный срок, эти аргументы, я думаю, будут сняты. Если же окажется верным прогноз специалистов и жизнь пациента продлится не более нескольких месяцев, тогда…

М. ЧЕРНОЛУССКИЙ. ...тогда мы вновь соберемся и обсудим все еще раз.

В. ПЕКЕЛИС. Я вспоминаю, что четверть века тому назад
на всесоюзной конференции по вычислительным машинам, выступил один ученый и сказал примерно следующее: «Вот, некоторые мечтают о ма­шине на миллион операций в секунду. Это же глупость! Мы
за неделю перерешаем все за­дачи, а что будем делать потом?» К чему привели подобные речи и соответствующие действия? К тому, что мы сейчас покупаем лицензии на супер-ЭВМ... Так что и в области
искусственного сердца не стоит упускать время. Потому что наверстывать упущенное всегда тяжело.


ves-smisl-takih-dejstvij-zaklyuchyon-v-naimenovanii-postroitelnih-osnov-samih-soedinitelnih-harakteristik.html
veselie-stihi-pro-trudnie-bukvi.html
    PR.RU™